Иранский художник. Javad Azarmehr

Иранский художник. Javad Azarmehr

ngasanova

Вспомнить, подумать.

Джавад Мирджавадов

«Я без корон коронован
любовью к лагунам дремотным,
к забытым дорогам и храмам,
тоскливым деревьям зимой…».

Джавад Мирджавадов

Сегодня о Джаваде много написано, его картины занимают
почетное место во многих галереях мира.

Родился 19 января 1923 года в Азербайджане.
Свои последние холсты написал в 1990 году в Вене, в отеле «Бетховен».
24 июня 1992 года умер в поезде «Копенгаген — Москва».

В 1938 году пятнадцатилетний Джавад поступил на работу в кинотеатр помощником рисовальщика афиш,
через полгода сам стал рисовать афиши, а еще через год был арестован и осужден на полгода за
опоздание на работу.
В 1949-1954 гг. Мирджавадов жил в Ленинграде, работая чернорабочим в «Эрмитаже» и благодаря
М.Т. Артамонову – директору «Эрмитажа», получил доступ к запасникам, где учился у великих
мастеров искусству несоветской живописи..

В 1966 году Джавад встретил Любовь, юную девушку, влюбленную в философию, живопись и в него самого.

«Я предвидел, что она пойдет тяжелой тропой, и молил Царя той незнакомой страны, в которой
я исчезну раньше нее, открыть мне способ оберегать Любовь от зла и гибели…».

Спустя двадцать лет совместной жизни, в 1986-м, он напишет:
«Бог дал мне три чуда: это моя жена, живопись и Абшерон».

«Джавад Мирджавадов. Моя Декларация»,

«На основе новейшей эстетики я преобразую реальность своих ощущений, и каждая моя картина
– это не отражение мира, она сама есть МИР. В нем помещаю солнце, людей, луну, коней. Звезды на
небе, узор ковра и кристалла – все проявления необъятной жизни пульсируют на холстах… Они – единая
картина, непрерывная музыка, подобная фуге Баха. В полифонии гротеска и нежности, чудовищности и
лучезарности я разворачиваю фантасмагорию БЫТИЯ, где звучит контрапункт ДОБРА и ЗЛА.
Цвет – квинтэссенция моих этико-эстетических представлений, основа которых – СВЕТ. Я заливаю
потоком красок Вселенную, плачу и восторгаюсь, слушая какофонию своих детищ. Перенасыщая краски
и образы, перегружаю пространство, громоздя картину за картиной – ставлю ГОРУ на ГОРУ. Возрождаю
дух титанов. Я родился на земле Абшерона, но поднялся над ней своим творчеством туда,
где сталкиваются ветры Гольфстрима и Тихого океана, земли эскимосов и Африканского континента».

‘Мир образов Джавада — это реальность азербайджанского фольклора, аллегории, навеянная
сказками и легендами, но все это пропущено через восприятие человека XX века, размышляющего
о жизни и смерти, о природе добра и зла, насилия и свободы’.

АНАР, народный писатель Азербайджана

«…Я поднимался к «Автопортрету» Сезанна и говорил ему: «Здравствуй, папаша». Это был мой
ритуал, потом Ван Гог, Гоген, Пикассо и наконец Матисс, иногда я довольно долго сидел перед его
картинами… да, очень много сил отдал на изучение их метода, был их ревностным последователем,
но и сам же ломал это с помощью неких диковинных форм древнего искусства различных культур.»

Джавад Мирджавадов.

Вильем Мейланд
Из Джаваднаме

Он не пишет, он лепит краской.
Ему тесно на поле холста.
С ним свиданье, как будто встряска
Недр, где плавится красота!
Ему впору бы труд Гефеста,
Озарившего мир пещер.
Мирджавад из того же теста
И из тех же глубинных сфер.

11 сентября 1981 г.
1995 г. издания, Москва

«С белыми прядями седых волос и аристократическим профилем, он напоминал волка. На нём был
фригийский колпак, похожий на те, что из раннего христианства… Внезапно он стал выглядеть как
гуру… Всепроникающая тема творчества Джавада — архаика веков, созданная жёсткими и сильными мазками
его кисти. В своих аллегориях Джавад воспроизводит это чародейство, гармонично отождествляясь
с силами добра. Насыщенные полотна, которые он писал годами, обладают громадным разнообразием и
сложностью. Развитие художественного стиля Джавада можно сравнить с неакадемическими направлениями
искусства на Западе — «Ле Фовз», группа «Дие Брюке», послевоенная группа «Кобра», а также
«Молодые дикари» в Германии.

Мощные, грубые мазки, густые краски, волнообразная игра линий, или жёсткий контур вокруг
различных красочных пятен, сверкающих как стеклянная мозаика… Эта манера письма, напоминающая
палимпсест, навевает о каком-то старинном, забытом и вновь возникшем методе… здесь выявляется
мимика и жест… Это искусство передаёт страх и человеческую дрожь, а фактура творений сообщает
об ужасе перед пустотой — «Кошмар пустоты». Здесь нет бессмысленного пространства, всё заполнено,
очертаниями гримасничающих созданий… Но в его творчестве одновременно присутствуют гармония и
умиротворение, радостный художественный танец. Всё меняется, внезапно обретая новый фокус и
важность, точно также, как в наших снах. Этот свет в темноте, атавизм, вспышки былого миропорядка,
уже едва различимого в нашей памяти… Живописец не только идентифицирует себя с культом посреди
развёрнутого священнодейства, но также является активным участником самого таинства. Он шаман
модернистического искусства».

Тедди Бруниус,
доктор философии, профессор

«Джавад Мирджавадов принадлежит к тому поколению художников, которые в годы советского
правления находились в неотступном противостоянии властям. В своём творчестве Джавад обращается
к теме религии, пола, очень часто вторгаясь во внутренний мир зрителя, форсируя его микрокосмос.
Он отображает добро и зло, человеческое и биологическое, вовлекая личность на ничейную территорию,
где побуждает её стоять перед вопросом, касающимся самого существования человека. Именно такие
эмоциональные мотивы соответствуют крайне экспрессивному стилю Джавада… Подобно ему, члены
группы «Кобра» были вдохновлены исходным искусством, хотя и в более абстрактной, но менее
эмоциональной форме… С самого начала его работы были встречены со значительным интересом со
стороны международных коллекционеров, cреди них были Дейнс Джитт, Арнэ Гроез и Михаэл Бай,
провайдерами и финансирующей стороной выступили, «Augustinus Fonden» и «ВG Fonden», без чьей
доброй поддержки было бы трудно устроить эту выставку в музее «Хернинг»».

Торбен Тунсен,
художественный директор музея «Хернинг»

«Его имя хорошо известно коллекционерам и экспертам в области искусства бывшего Советского
Союза. Среди собирателей картин есть имя Нортона Доджа, владельца самой большой нонконформистской
коллекции в США. Стена молчания вокруг искусства Джавада разрушилась в 1987 году. Его первая
выставка в Москве прошла в Центральном доме литератора имени Фадеева в 1987. Серия его персональных
выставок с 1987 по 1991 сделала его звездой… Среди коллекционеров картин Джавада — люди с разными
судьбами и из разных стран, но все они едины в любви к его творчеству и ясном понимании гения
художника. Немногие пытались сказать это при жизни творца, но теперь это бесспорная истина.
Победил художник, а не тоталитарная система, которая разрушалась на глазах Джавада… Он верил,
что живёт в своих холстах, создавая особую радиацию художественного пыла вокруг них, и все,
кто имеет хоть одну картину Джавада, ощущают это».

Владимир Айтуганов, США

«Они не простили». Что стало с опозоренной невестой борца Сидакова

Гости сорванной свадьбы чемпиона мира по борьбе Заурбека Сидакова рассказали подробности случившегося. Невеста, с позорам выгнанная с собственной свадьбы уехала в Москву, а жених приходит в себя в горном ауле.

Прямо во время торжества на телефон Заурбеку и гостям поступили откровенные видеоролики с участием новоиспеченной жены борца, 25-летней Мадины. Подпись к роликам гласила, что девушка о вступления в брак занималась эскортом. Сидаков в гневе выгнал жену, а сам уехал в горы.

Читать еще:  Искусствовед объяснил загадочную улыбку Моны Лизы

Фото: соцсети

«Люди стали получать сообщения с полуодетой Мадиной»

Инцидент произошел на второй день свадьбы.

«В первый день, когда молодые расписались, гуляли во Владикавказе, в лучшем ресторане. Свадьба была очень шикарная, среди гостей много известных людей. В общей сложности деньгами гости подарили молодой семье 8 миллионов руб. После торжества в ресторане новобрачные уехали в дом мужа, как положено. И уже там на следующий день состоялся новый пир – накрыли стол еще для 500 человек, которые не смогли приехать в ресторан», — рассказал «Московскому комсомольцу» знакомый семьи Заурбека.

«По осетинской традиции, на второй день, когда собираются гости, невеста должна весь вечер простоять в углу, опустив глаза. Но современным невестам разрешают, пока гости гуляют, просто уйти в другую комнату. Так было и с Мадиной».

Среди гостей были ближайшие родственники и близкие друзья, а также приехали гости в основном из сельской местности, которые не были накануне в ресторане.

«Еще съехались пацаны – борцы из Дагестана и Чечни. Даже певицу с собой привезли! Они очень уважают Заура, по 200 тысяч на свадьбу дарили. И вот, когда на второй день сидели, люди прямо за столом стали получать сообщения с полуодетой Мадиной», — рассказал очевидец.

Фото: соцсети

«Прямо за волосы вытянул во двор»

«Заур в какой-то момент уткнулся в свой телефон, а потом вдруг вскочил и кинулся в комнату к Мадине. А потом все увидели, как он ее прямо за волосы вытянул во двор и бросил на землю. А сам сел на корточки и разревелся как ребенок», — поделился гость.

Фото: instagram.com/zaurbek_sidakov

«Пацаны сразу его схватили и увезли в сторону Дзинаги (селение в горах – авт.). Матери Заура стало плохо, отца Мадины вообще в больницу забрали с сердечным приступом. На следующий день сказали, что Мадина пыталась свести счёты с жизнью, но ее вовремя спасли».

Фото: соцсети

«»Общественный статус» превыше всего»

Все гости понимают и оправдывают поведение жениха.

«Для осетин так называемый «общественный статус» превыше всего. Заура фактически прилюдно оскорбили, поэтому он повел себя так, как повел бы любой осетин на его месте. Наверное, если бы осетинских мальчиков воспитывали настоящими мужчинами, а не мужланами, все было бы куда приличнее и спокойнее», — объяснил «МК» один из гостей.

Фото: соцсети

«Она улетела в Москву и спряталась»

По словам источника «МК», о примирении молодых не может быть и речи.

«Нет, конечно! Вернее, дело его, но едва ли. Тем более столько уважаемых людей видели это! У нас парни выгоняют молодых жен, даже когда они просто не девственны. Если это выясняется в первую брачную ночь. Ее даже ее собственная семья не приняла обратно», — утверждает собеседник издания.

Фото: paparazzi.ru

«Она сама от своей семьи и сбежала. Они не простили ей позора. Говорят, что ее родной брат так разозлился, что весь их дом разгромил! Она улетела в Москву и спряталась, на связь не выходит даже с подругами».

«Говорят, что Мадине снял квартиру в столице ее возрастной возлюбленный, чья жена вот так ей отомстила. И убедил не высовываться, пока шум вокруг этой истории не утихнет».

По информации paparazzi.ru, возлюбленным девушки был миллиардер из Forbes – 62-летний Сергей Кациев, построивший свой бизнес в табачной, алкогольной и оружейной сферах. Якобы супруга бизнесмена, увидев в телефоне мужа откровенные фото и видео, решила таким образом отомстить Мадине.

«Была влюблена в женатого»

При этом мало кто верит, что Мадина была эскортницей. Знающие девушку отмечают, что она из состоятельной семьи и в деньгах не нуждалась.

«Но вот то, что она была влюблена в женатого, оказывается, знали некоторые ее подруги. Только было это 3 года назад. И ролики тоже трехлетней давности», — рассказал друг семьи.

Фото: соцсети

«Заур, конечно, мало ее знал. Он все время был в разъездах, дома редко появлялся. А познакомились они с Мадиной только 28 апреля – случайно. Ему могли бы другую девушку сосватать, с проверенным прошлым. Но он захотел эту, повелся на яркую внешность».

Фото: соцсети

«За дурака держала»

Другие знакомые несостоявшихся молодоженов тоже отмечают, что скандала можно было избежать, если бы Мадина рассказала борцу правду о своем прошлом.

«Если бы Заур был в курсе ее прошлого, а не обманутым, то был бы морально готов. И повел бы себя иначе, защитил бы себя и любимую от позора. Ну появились эти видосы, и что? Сказал бы, что это не она. И за волосы не ее, а того, кто решил опозорить его на весь свет. А с ней потом бы наедине разобрался. А тут выходит, что невеста Заура за дурака держала», — объяснили гости.

Заурбек после сорвавшейся свадьбы тренируется в горах, готовится к соревнованиям. Тему Мадины ни с кем не обсуждает.

Иранское современное и современное искусство — Iranian modern and contemporary art

Беглый взгляд на историю искусства показывает, что социальные, политические и экономические условия всегда играли важную роль в появлении новых художественных течений и стилей. В качестве примера « Полет » Мортеза Катузян показывает маргинализованных людей, лишенных свободы в результате политических изменений. В Иране социальные и политические события 1940-х годов радикально изменили эволюцию пластических искусств в этой стране и полностью изменили ее естественный путь.

Содержание

Движение современного искусства в Иране зародилось в конце 1940-х — начале 1950-х годов. Это был период после смерти известного персидского художника Камал-ол-молка (1852–1940) и, таким образом, символический конец жесткой приверженности академической живописи.

Открытие в 1949 году галереи Ападана в Тегеране Махмудом Джавадипуром и другими коллегами, а также появление таких художников, как Маркос Григорян, в 1950-х годах, обозначили приверженность созданию формы современного искусства, основанной на Иране. Григорян нашел влияние на свое искусство в популярной иранской культуре, особенно в культуре рассказчиков кофеен и визуальном языке сухой земли и грязи. Одним из учеников Григоряна в Колледже изящных искусств Тегеранского университета был Хоссейн Зендероуди , его интересовали формы и эстетика предметов, предназначенных для культа шиитского ислама . Ученый Карим Эмами сравнил свое искусство с предметами, найденными в саккахане, придумав термин «школа саккахане».

Движение Saqqakhaneh

В 1950 — х и 1960 — х годов, новый поджанр иранского искусства под названием школы Saqqakhaneh (также известный как Saqqa-Kana, Saqqakhaneh, Saqakhaneh, Sahakhanah) был впервые художников Хоссейн Зендерауди , Парвиз Танаволи , Фарамарз Pilaram , Масуд Арабшахи , Мансур Qandriz , Насер Овейси , Садек Тебризи и Жазех Табатабай .

Школа Saqqakhaneh — это движение нео-традиционного современного искусства, которое существует в Иране, уходит корнями в историю кофейных картин и визуальных элементов шиитского ислама . Слово Saqqakhaneh первоначально относилось к типу святилища с фонтаном, найденного здесь, и стало обозначать движение, в значительной степени характеризующееся символизмом. Другие мотивы, встречающиеся по всему региону, были включены в художественное движение — ярким примером является рука. В статьях ученого Карима Эмами о «Живописи Сакка-Шана» он определил, что «сочетание религиозных образов и традиционных декоративных элементов с современными техниками живописи сыграло значительную роль в привлечении внимания средств массовой информации и ценителей искусства к жанру». . Визуальный язык был создан на основе истории шиитской исламской культуры, в частности саккакханы, небольшого общественного места, в котором воду раздают незнакомцам, часто украшенным символами и подношениями. Художники этого жанра перенимали эти символические традиции, связанные с саккаханой, но с модернистской позицией.

Читать еще:  Индийский художник. Prashanta Nayak

К концу 1960-х — 1970-х годов художники школы Саккахане из Ирана приобрели международную известность, и это помогло подготовить почву для открытия Тегеранского музея современного искусства в 1977 году. Тегеранский музей современного искусства может похвастаться важной коллекцией как западных, так и иранских работ. художники. Иранская революция 1979 года остановила динамику иранской художественной сцены.

Он обсуждались различными учеными после публикации Эдварда Саида 1978 книги ориентализма (которая выдавала подобные вопросы), было движение Saqqakhaneh зависит от постколониального зрения Ирана или , вернее, сделали это интенсифицировать ориентализм .

В 2013 году Лейла С. Диба и Ферештех Дафтари были со-кураторами выставки Iran Modern (2013), показанной в Азиатском обществе в Нью-Йорке. Выставка была первой крупной выставкой современного искусства из Ирана, в которой участвовали 26 художников, в том числе Ахмад Аали , Аббас, Масуд Арабшахи , Сиа Армаджани , Мохаммад Эхсай , Монир Шахруди Фарманфармаян , Мансур Гандриз , Маркос Григорян , Гасем Гаджизаде , Нахид Джагалигат , Бахман. , Рана Джавади , Реза Мафи , Лейли Матин Дафтарей , Ардешир Mohassess , Бахман Mohassess , Ники Нодджоуми , Хушанг Pezeshknia , Фарамарз Pilaram , Бежит Садр , Abolghassem Саидите , Сепехрите , Парвиз Танаволи , Мохсны Р.Вазири-Moqaddam , Манаучер Йектай и Хоссейн Зендерауди . Выставка была разделена на разделы, включая саккахане и неотрадиционные художественные стили, на которые повлияли история народного искусства, абстрактное искусство и каллиграфия.

Персидское наследие в живописи иранского художника Камруза Арама (Kamrooz Aram)

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Рожденный в Иране и учившийся в США, Камруз Арам (Kamrooz Aram) прокладывает свой путь в мире искусства, вдохновленный наследием двух религий и двух культур – восточной и западной. Разные образы и символы, которые присутствуют на его картинах, написанных акриловыми красками, представлены совершенно в новом контексте и новом значении.

Камруз Арам современный художник, чьи живописные полотна соединят в себе традиционное и современное культурное наследие для создания сцен, отражающих карнавальное, абсурдное, мистическое и устрашающее настоящее.

Впервые художник почувствовал интерес к живописи, когда ему исполнилось 17 лет. И хотя Камруз был неплохим музыкантом, своей профессией он избрал искусство.
«Мое искусство можно сравнить с опытом музыканта», – говорит иранский художник. «Когда я подхожу к холсту, это похоже на концерт, который я презентую зрителю». Можно импровизировать и исследовать новые возможности, получая вдохновение от самого процесса.

В своих последних картинах, Камруз Арам исследует множество тем, среди которых мистицизм, насилие, идеализация революции, национальные и религиозные идеологии. Он использует национальные символы такие как ястреб, круг из звезд, флаг, а также религиозные символы – ангелы, мистические вспышки света.

Иранский художник Камруз Арам в настоящее время живет и работает в Бруклине, Нью-Йорк.
Арам родился в Иране в 1978 году и получил степень магистра в университете Коламбия в 2003 году. Индивидуальные выставки его работ проводились в Массачусетском Музее Современного Искусства , галерее Уилкинсона , Лондон, а также в галерее Oliver Kamm/5BE Gallery, Нью-Йорк.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Обратите внимание:

Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:

Добавление комментариев запрещено правилами блога. Разрешено только: участинкам блога, модераторам, зарегистрированным пользователям

Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас:

Комментарии

В представленных работах есть какая-то необъяснимая загадка. Складывается ощущение, что они отображают мир сказки.

Кто-то сказал, что Восток и Запад никогда не сойдутся..В некоторых картинах как будто отблеск какой-то борьбы.

Картины как будто излучают свет, настоящий свет. Этот свет будто гипнотизирует человеческий глаз.

Такая красота, мне вообще нравится все восточное. А эти картины — просто прелесть, особенно с ангелом!

А мне почему-то не понравилось. Как-то все напряженно и пугающе.
Наверное я чего-то не понимаю 😉

А меня очень вдохновило. Такого НИКОГДА не видела. Ужасно хочется одно из таких полотен у себя в квартире.

Вы все прекрасно поняли, Ваше подсознание Вас не обмануло! Правильно делаете, что слушаете свой внутренний голос. И первое впечатление это и есть его реакция и как правило всегда верное. Потом можно себя уговорить игрой разума!
Это поддержка с ответом maxxim (с котом)

Согласна со strelec. Искусство (кроме мэйнстрима, конечно) это вообще про чувствовать, а не про понимать.

Волшебные, завораживающие картины. Они навевают мысли о сказках 1000 и 1 ночи, и одновременно напоминают фэнтези. Бесподобный микс.

Эти работы завораживают, зачаровывают. Они уникальны, и чувствуется характер художника.
Ничего в них мрачного и тревожного нет, напротив, они полны стремления к свету. Да, у людей разное восприятие.

Очень талантливый художник с серьёзными работами! Импонирует использование в его творчестве актуальной тематики современности!

Мне понравились сочные, насыщенные цвета в картинах художника. И очень сильно чувствуется дух традиционного востока. Замечательно!

Действительно его произведение искусства как музыка. То, что он хочет объединить искусства запада и востока, это хорошо.

Работы переполнены восточным колоритом, который гармонично соединяется с современными формами выражения художественной мысли. Очень симпатично смотрится — оригинально и свежо =).

Очень красивые работы, только вот последняя вообще не понравилась, какая-то совсем безвкусная.

Потрясающие картины. Я очень люблю живопись. в этих картинах есть какая-то загадка. Очень много света в этих картинах, поэтому они наверно так притягивают взгляд. Завораживают взгляд сказочные пейзажи. Как будто ты оказался в сказке востока. Я увлекаюсь восточным направлением поэтому для меня эти картины просто потрясны.

Эти работы настораживают. Идет процесс самоутверждения в реальном мире через свой мир. Прошлое еще не освоено в достаточной степени, а посему и получаются сумбурные вещи. Яркие компьютерные цвета красок тому свидельство и не только. Это просто не устоявшаяся психика молодого художника, и соответственно, как один из способов заявления своего «Я». О наследии Персси говорить еще очень рано.
Безусловно, любое проявление имеет право быть, если оно уже есть! Вопрос в другом: — «Как долго оно будет существовать?», а это уже естественный отбор. Посмотрим, что будет дальше.

Очень красивые, красочные и необычные, утонченные работы с элементами восточных узоров.

Для меня настолько не обычен и ярок вид этих картин, что просто завораживает их тематика и красочность, конечно восточная тема притягивает, но она не навязчивая, какая-то «адаптированная», мне нравиться! А некоторые картины с удовольствием приобрела бы, очень люблю оттенки синего и зеленого, а в этих работах они такие глубокие, сочные, очень красиво!

Читать еще:  Женщина с книгой. Darren Thompson

По мне, так работы плоские. Они не пускают в себя, а, наоборот, выталкивают.
Холодные и далекие (как космос, что ли), без души, без тепла рук художника.
Напоминает скорее, нечто декоративное, из мира иллюстрации. Такая визуальная игрушка, ненадолго увлекающая яркими цветами.

ngasanova

Вспомнить, подумать.

Джавад Мирджавадов

«Я без корон коронован
любовью к лагунам дремотным,
к забытым дорогам и храмам,
тоскливым деревьям зимой…».

Джавад Мирджавадов

Сегодня о Джаваде много написано, его картины занимают
почетное место во многих галереях мира.

Родился 19 января 1923 года в Азербайджане.
Свои последние холсты написал в 1990 году в Вене, в отеле «Бетховен».
24 июня 1992 года умер в поезде «Копенгаген — Москва».

В 1938 году пятнадцатилетний Джавад поступил на работу в кинотеатр помощником рисовальщика афиш,
через полгода сам стал рисовать афиши, а еще через год был арестован и осужден на полгода за
опоздание на работу.
В 1949-1954 гг. Мирджавадов жил в Ленинграде, работая чернорабочим в «Эрмитаже» и благодаря
М.Т. Артамонову – директору «Эрмитажа», получил доступ к запасникам, где учился у великих
мастеров искусству несоветской живописи..

В 1966 году Джавад встретил Любовь, юную девушку, влюбленную в философию, живопись и в него самого.

«Я предвидел, что она пойдет тяжелой тропой, и молил Царя той незнакомой страны, в которой
я исчезну раньше нее, открыть мне способ оберегать Любовь от зла и гибели…».

Спустя двадцать лет совместной жизни, в 1986-м, он напишет:
«Бог дал мне три чуда: это моя жена, живопись и Абшерон».

«Джавад Мирджавадов. Моя Декларация»,

«На основе новейшей эстетики я преобразую реальность своих ощущений, и каждая моя картина
– это не отражение мира, она сама есть МИР. В нем помещаю солнце, людей, луну, коней. Звезды на
небе, узор ковра и кристалла – все проявления необъятной жизни пульсируют на холстах… Они – единая
картина, непрерывная музыка, подобная фуге Баха. В полифонии гротеска и нежности, чудовищности и
лучезарности я разворачиваю фантасмагорию БЫТИЯ, где звучит контрапункт ДОБРА и ЗЛА.
Цвет – квинтэссенция моих этико-эстетических представлений, основа которых – СВЕТ. Я заливаю
потоком красок Вселенную, плачу и восторгаюсь, слушая какофонию своих детищ. Перенасыщая краски
и образы, перегружаю пространство, громоздя картину за картиной – ставлю ГОРУ на ГОРУ. Возрождаю
дух титанов. Я родился на земле Абшерона, но поднялся над ней своим творчеством туда,
где сталкиваются ветры Гольфстрима и Тихого океана, земли эскимосов и Африканского континента».

‘Мир образов Джавада — это реальность азербайджанского фольклора, аллегории, навеянная
сказками и легендами, но все это пропущено через восприятие человека XX века, размышляющего
о жизни и смерти, о природе добра и зла, насилия и свободы’.

АНАР, народный писатель Азербайджана

«…Я поднимался к «Автопортрету» Сезанна и говорил ему: «Здравствуй, папаша». Это был мой
ритуал, потом Ван Гог, Гоген, Пикассо и наконец Матисс, иногда я довольно долго сидел перед его
картинами… да, очень много сил отдал на изучение их метода, был их ревностным последователем,
но и сам же ломал это с помощью неких диковинных форм древнего искусства различных культур.»

Джавад Мирджавадов.

Вильем Мейланд
Из Джаваднаме

Он не пишет, он лепит краской.
Ему тесно на поле холста.
С ним свиданье, как будто встряска
Недр, где плавится красота!
Ему впору бы труд Гефеста,
Озарившего мир пещер.
Мирджавад из того же теста
И из тех же глубинных сфер.

11 сентября 1981 г.
1995 г. издания, Москва

«С белыми прядями седых волос и аристократическим профилем, он напоминал волка. На нём был
фригийский колпак, похожий на те, что из раннего христианства… Внезапно он стал выглядеть как
гуру… Всепроникающая тема творчества Джавада — архаика веков, созданная жёсткими и сильными мазками
его кисти. В своих аллегориях Джавад воспроизводит это чародейство, гармонично отождествляясь
с силами добра. Насыщенные полотна, которые он писал годами, обладают громадным разнообразием и
сложностью. Развитие художественного стиля Джавада можно сравнить с неакадемическими направлениями
искусства на Западе — «Ле Фовз», группа «Дие Брюке», послевоенная группа «Кобра», а также
«Молодые дикари» в Германии.

Мощные, грубые мазки, густые краски, волнообразная игра линий, или жёсткий контур вокруг
различных красочных пятен, сверкающих как стеклянная мозаика… Эта манера письма, напоминающая
палимпсест, навевает о каком-то старинном, забытом и вновь возникшем методе… здесь выявляется
мимика и жест… Это искусство передаёт страх и человеческую дрожь, а фактура творений сообщает
об ужасе перед пустотой — «Кошмар пустоты». Здесь нет бессмысленного пространства, всё заполнено,
очертаниями гримасничающих созданий… Но в его творчестве одновременно присутствуют гармония и
умиротворение, радостный художественный танец. Всё меняется, внезапно обретая новый фокус и
важность, точно также, как в наших снах. Этот свет в темноте, атавизм, вспышки былого миропорядка,
уже едва различимого в нашей памяти… Живописец не только идентифицирует себя с культом посреди
развёрнутого священнодейства, но также является активным участником самого таинства. Он шаман
модернистического искусства».

Тедди Бруниус,
доктор философии, профессор

«Джавад Мирджавадов принадлежит к тому поколению художников, которые в годы советского
правления находились в неотступном противостоянии властям. В своём творчестве Джавад обращается
к теме религии, пола, очень часто вторгаясь во внутренний мир зрителя, форсируя его микрокосмос.
Он отображает добро и зло, человеческое и биологическое, вовлекая личность на ничейную территорию,
где побуждает её стоять перед вопросом, касающимся самого существования человека. Именно такие
эмоциональные мотивы соответствуют крайне экспрессивному стилю Джавада… Подобно ему, члены
группы «Кобра» были вдохновлены исходным искусством, хотя и в более абстрактной, но менее
эмоциональной форме… С самого начала его работы были встречены со значительным интересом со
стороны международных коллекционеров, cреди них были Дейнс Джитт, Арнэ Гроез и Михаэл Бай,
провайдерами и финансирующей стороной выступили, «Augustinus Fonden» и «ВG Fonden», без чьей
доброй поддержки было бы трудно устроить эту выставку в музее «Хернинг»».

Торбен Тунсен,
художественный директор музея «Хернинг»

«Его имя хорошо известно коллекционерам и экспертам в области искусства бывшего Советского
Союза. Среди собирателей картин есть имя Нортона Доджа, владельца самой большой нонконформистской
коллекции в США. Стена молчания вокруг искусства Джавада разрушилась в 1987 году. Его первая
выставка в Москве прошла в Центральном доме литератора имени Фадеева в 1987. Серия его персональных
выставок с 1987 по 1991 сделала его звездой… Среди коллекционеров картин Джавада — люди с разными
судьбами и из разных стран, но все они едины в любви к его творчеству и ясном понимании гения
художника. Немногие пытались сказать это при жизни творца, но теперь это бесспорная истина.
Победил художник, а не тоталитарная система, которая разрушалась на глазах Джавада… Он верил,
что живёт в своих холстах, создавая особую радиацию художественного пыла вокруг них, и все,
кто имеет хоть одну картину Джавада, ощущают это».

Владимир Айтуганов, США

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector