Из ада в рай перелетая: как у 100 персонажей проявились эмоции

Из ада в рай перелетая: как у 100 персонажей проявились эмоции

Из ада в рай перелетая: как у 100 персонажей проявились эмоции

Михаил Ефимович Литвак – член-корреспондент Российской академии естественных наук, психотерапевт всемирного реестра. Научные интересы – современные методы психоаналитической терапии. Целенаправленное моделирование эмоций, коррекция и прогноз судьбы, интеллектуальная нирвана, психологическое айкидо, психосмехотерапия – вот далеко не полный перечень методик, разработанных и успешно внедренных в лечебную практику и практику консультирования семьи, руководителей, администраторов и бизнесменов. Михаил Ефимович Литвак – автор 60 книг, посвященных актуальным вопросам психотерапии, психологии общения, управления. Он – создатель КРОССа (Клуба решивших овладеть стрессовыми ситуациями), где можно обучиться психологически грамотному общению и ораторскому искусству, пройти курс лечения неврозов и психосоматических заболеваний.

Книга впервые вышла в 1997 г. и представляет собой цикл избранных лекций по психотерапии, который я читал в течение 20 лет на факультете повышения квалификации Ростовского государственного медицинского университета. На настоящий момент книга выдержала более 20 изданий. К сожалению, она не стала бестселлером, как некоторые мои книги, такие как «Если хочешь быть счастливым», «Принцип сперматозоида». Но я считаю ее лучшей своей книгой, потому что в ней в достаточно доступной не только для профессионалов, но и для широкого круга читателей форме изложены взгляды видных психотерапевтов, философов, писателей и поэтов. Приведены выдержки из Нового и Ветхого Завета. В ней я собрал неплохую компанию: Сократ, Моисей, Иисус Христос, Соломон, Давид, Шопенгауэр, Ницше, Фрейд, Адлер, Фромм, Хорни, Пушкин, Данте и еще около 20 гениев, без работ которых трудно себе представить современную культуру.

Предисловие ко второму изданию

Первое издание этой книги вышло в 1997 г. Опубликована она была по просьбе моих учеников, которые слушали мои лекции по психотерапии и медицинской психологии. А это были в основном начинающие психотерапевты, которым необходимо было довольно быстро сориентироваться в обширной психотерапевтической литературе, во взаимоотношениях и взаимовлияниях многочисленных направлений, школ, течений, выбрать свое место, свой зал в этом огромном психотерапевтическом Эрмитаже, где расположены вполне действующие экспонаты. Я ожидал, что книгу очень быстро раскупят и вскоре потребуется новая допечатка. Но расходилась она медленно. Еще в конце 1999 г. ее хотя и с трудом, но можно было отыскать на прилавках книжных магазинов. А вот когда она исчезла полностью, то за ней стали гоняться. Так возникла мысль о втором издании. Мне захотелось узнать, а кто же все-таки купил эту книгу. К моему огорчению, именно те, для кого она была написана, ее как раз и не покупали. А приобретали и читали ее в основном те, кто хотел повысить свое общее образование. Я видел ее в руках филологов, педагогов, юристов, математиков, бизнесменов, студентов разных вузов и вообще среди специалистов, не имеющих никакого отношения к психотерапии, хотя, конечно, иногда ее читали психотерапевты и даже психологи.

Я провел читательскую конференцию по этой книге. На конференцию пришли преимущественно непрофессионалы. Один из них покритиковал эту книгу и попросил сделать ее изложение более доступным для непрофессионалов. (А профессионалы обвиняют меня в дилетантизме и примитивности изложения; вот и попробуй угодить всем.) Тогда ценность ее станет, по его мнению, еще большей. Вот краткое изложение его речи. Это был очень высококвалифицированный математик, к своей речи он еще и схемы приложил.

«Меня эта книга всколыхнула и позволила мне повысить как общекультурный, так и профессиональный уровень. В своей профессии я довольно быстро освоился, занял в ней хорошее место, работал в очень престижном учреждении и не видел уже особых перспектив. Вот в это время мне и попалась эта книга. В ней собраны мысли более 50 гениев, составляющих гордость всего человечества. Автору удалось обратить внимание на те их мысли, которые актуальны именно в наше время. Я и сам заглядывал и в Библию, и в Евангелие, почитывал Ницше и Шопенгауэра, конечно же, читал Пушкина и пытался понять Фрейда и многих других психологов и психотерапевтов. Но честно признаюсь, что это чтение мне принесло мало пользы, да многого я там и не нашел. Теперь же, когда читаю эти книги, я получаю наслаждение, которое мало с чем могу сравнить. Второй эффект был совсем неожиданным. Мне стали в голову приходить новые мысли, связанные с моей специальностью, где наметился совершенно незапрограммированный рост. Я теперь представляю человека в виде возвышенности, а на ней водружено знамя. Знамя – это его профессиональные знания, возвышенность – это его общее образование. Увеличивать знамя сложно, а вот возвышенность можно столько, сколько хочется. И знамя будет подниматься выше. Третье достоинство этой книги – она заменяет целую библиотеку. Ведь в ней изложены мысли более 50 гениев, причем именно те, которые необходимы нам.

У англичан есть две хорошие пословицы. «Если хочешь воспитать леди, начни с бабушки» и «Для воспитания джентльмена нужно три диплома: один у деда, второй у отца, третий у джентльмена». Я, интеллигент полуторного поколения (когда родился, мой отец, выходец из рабочей среды, был только студентом), понял, что не дотягиваю до интеллигента только сейчас, когда мне уже 42 года и я являюсь специалистом высшей категории. Теперь благодаря этой книге я понял, что же такое интеллигент. У меня теперь есть образец, на который я буду равняться. Если я раньше доживал, то теперь я только начал жить».

Это и другие подобные выступления и оценки привели меня к тому, что я постарался сделать второе издание более доступным для непрофессионалов. Кроме того, за последнее время я заметил, что увеличилось количество людей, которые понимают, что общее образование – это тот фундамент и стены здания, крышей которого являются наши профессиональные навыки. У меня сложилось убеждение, что человека, имеющего диплом о высшем образовании, можно назвать интеллигентом только в том случае, если у него имеется мощное общее образование. Тому, кто имеет диплом о высшем образовании, но не имеет хорошего общего образования, я не советую его выбрасывать. Но только нужно знать, что диплом – это только крыша и что нельзя все время жить на чердаке. Давайте подводить под крышу фундамент и стены общего образования. Эта книга поможет вам это сделать. Конечно, если у вас уже есть серьезное общее образование или вы не согласны с моими соображениями, то и не покупайте эту книгу.

Изменились за 5 лет и мои некоторые воззрения. Что-то из изречений великих я стал понимать иначе, обратил внимание также на некоторые мысли гениев, которые раньше мне были непонятны и поэтому не были включены в книгу. Особенно подробно изложен психологический портрет психологически здорового человека по материалам А. Маслоу.

Но я хотел бы также, чтобы книга пользовалась успехом у профессионалов. Поэтому в качестве приложения приведена разработанная мною в 1999 г. классификация методов и направлений современной психотерапии, ряд таблиц и введен раздел «Как стать психотерапевтом».

В заключение предисловия хочу еще раз подчеркнуть, что при изложении той или иной психотерапевтической идеи приводится и психотерапевтическая техника в рамках этой идеи, и приемы, которые могут в повседневной жизни использовать мои читатели, не являющиеся психотерапевтами, как в порядке самопомощи, так и взаимопомощи. Обучаем же мы, врачи, население оказанию первой медицинской помощи. Ведь каждый культурный человек должен уметь сделать перевязку, остановить кровотечение, сделать искусственное дыхание до приезда специалиста.

Из ада в рай перелетая: как у 100 персонажей проявились эмоции

Инновационный метод очистки вернул фламандской шпалере утраченную четкость — на лицах героев проступили страх и ужас, благоговение, любопытство или почтение — в зависимости от того, в какую сторону персонажи направляются

Вустерский художественный музей в Мас­сачусетсе празднует возвращение своего 511-летнего любимца, помолодевшего и получившего новую атрибуцию после двух лет реставрационных работ в мастерской, расположенной за 5,6 тыс. км от дома. Фламандская шпалера Страшный суд, созданная в Брюсселе приблизительно в 1505 году и входящая в цикл из десяти ковров Искупление грехов человеческих, заняла прежнее место в экспозиции, откуда ее сняли в 1990 году по соображениям сохранности.

Шпалера попала в коллекцию музея в 1935 году, ее приобрел молодой тогда и энергичный директор Фрэнсис Генри Тейлор, впоследствии возглавивший нью-йоркский Метрополитен-музей. К возвращению шедевра вустерский музей приурочил выставку, посвященную его реставрации и новым методам исследования тканей.

По словам Риты Альбертсон, старшего реставратора музея, этот сюжетный ковер был создан в эпоху технического и эстетического расцвета шпалерного ткачества. Тогда знаменитейшие художники Северной Европы участвовали в разработке дизайна ковров, стремясь привнести в эту сферу такие достижения живописи, как трехмерность. «Ткачи черпали вдохновение в творчестве великих, — рассказывает Альбертсон. — В их число входил работавший в Брюсселе и в Антверпене художник Колин де Котер». Именно он, как установила бельгийка Катлин Перье-Д’Итерен, создал картон и для вустерского Страшного суда. Считается, что шпалера входила в коллекцию португальского короля Мануэла I.

Читать еще:  Иллюстрации "под старину". Martin Ansin

Пыль, выцветание, вызванное синтетическими красителями предыдущих реставраций, а также общая изношенность от 55-летнего непрерывного экспонирования сделали шпалеру с изображением более 100 трехмерных фигур трудночитаемой. Благодаря финансовой поддержке Фонда Рене и Карин Йонкхере при брюссельском Фонде короля Бодуэна экспонат отправили в бельгийский город Мехелен. Королевская шпалерная мануфактура De Wit, семейная мастерская, основанная 127 лет назад и сегодня специализирующаяся на реставрации и консервации текстильных изделий, разработала инновационный метод очистки ковров при помощи аэрозоля, высасывающего из ткани пыль и грязь без погружения в водяную баню.

Благодаря этому минимализируется риск того, что ткань сядет, полиняет или сморщится. Старинную шпалеру, разложенную на специальном впитывающем столе, опыляют мягким очищающим раствором, который проникает в ткань на протяжении часа.

Специалисты устранили поблекшие элементы предыдущих реставраций. По мнению директора фирмы Ивана Маса Де Вита, эти вмешательства были сделаны в конце XIX или в начале ХХ века, когда появились синтетические анилиновые красители. Нестабильность их обнаружилась лишь много лет спустя.

Альбертсон говорит, что заметнее всего перемены в лицах изображенных на шпалере людей. «Раньше они были серыми и безжизненными. Теперь на них можно разглядеть лица: морщины, пряди волос, брови, цвет глаз. Стало видно разнообразие охватывающих их эмоций, неразличимых до реставрации: благоговение, любопытство, почтение, страх и ужас — в зависимости от того, куда направляются эти персонажи, в ад или в рай».

Кино между адом и раем (48 стр.)

ТЕХНИЧЕСКАЯ И ТВОРЧЕСКАЯ РЕПЕТИЦИИ

Техническая репетиция необходима всегда. Без нее вы просто не можете приступить к съемкам.

Творческая репетиция тоже всегда может улучшить качество работы. Но в одних случаях она менее важна, в других помогает очень сильно. Если сцена написана ситуативно, ее можно играть по принципу «сделай это просто и тупо». Часто, чем проще и прямей, тем получается лучше. Ситуативно – это значит, что характеры действуют внутри заданной ситуации, ситуация имеет неизменяемый образ, она – как ожившая картинка. Смысл события выявляется от сопоставления неизменяемых кадров. Например: один кадр – я бегу. Просто бегу изо всех сил, оглядываясь назад и пригибаясь. Другой кадр: человек бежит, размахивая пистолетом, иногда он стреляет куда-то вперед за кадр.

Мы склеиваем два кадра – получается фраза: «Я убегаю от убийцы, который гонится за мной». Смысл такой сцены возникает на стыке двух кадров, от их сопоставления.

Чего тут репетировать? Нашел точку съемки, показал актерам, куда бежать, и – за дело. Просто? Но таким методом сделаны все гениальные фильмы Эйзенштейна. Он и предложил этот монтажный метод. Каждый кадр неизменен, но фильм в целом динамичен. Динамика действия возникает от сопоставления неизменяемых кадров в монтаже. Фильм рассказывается от картинки к-картинке сопоставлением неизменяемых образов и может раскрутить невероятную энергию действия. Используя этот метод, режиссер, получив литературный сценарий, превращает его в комикс: раскладывает все действие на две-три сотни кадров. И эти кадры рассказывают историю, сопоставляя неизменяемые образы сцена-

рия. Надо только следить, чтобы все кадры располагались в логической последовательности. Рассказ кадрами – это и есть фильм. Словами историю рассказывать не надо – это всегда хуже.

Театральный рассказ выглядит по-другому. Когда актеры выходят на сцену, зрители находятся в нулевой заряженности. На глазах зрителей актеры непрерывно раскручивают ситуацию до максимума, заводя зрителей и подключая их эмоции к драме персонажей.

Такая сцена невозможна без подробной творческой репетиции. Мужика уволили с работы. Другой работы нет. Он заведен всеми неудачами. И вдобавок жена несправедливо и злобно ругает его за какую-то мелочь. Герой хватает ружье и – бах! бах! – убивает жену. Это ситуативное решение – простая раскадровка, быстрая репетиция. Через час все снято. Другой вариант той же сцены. Мужик пришел домой в состоянии ле-

дяного покоя. Он хочет отогреться, набраться сил в семье! Чтобы бороться с бедами. Но в комнатах мусор, обеда нет. Жена врет, явно только что вернулась откуда-то, пахнет коньяком и табаком. Дети грубят – отец им не нужен. Даже собака не ластится, а кусает. И вдобавок тюбик зубной пасты! Выдавлен!! Не с той стороны. Мужик хватает ружье и убивает жену. Это развитие ситуации от нуля до максимума. Оно требует репетиции, но подарит за это эмоциональное вовлечение зрителей в историю, где характеры действуют ярко и непредсказуемо. Таких сцен в фильме тоже бывает немало. В них спрятан большой энергетический потенциал. Если в сцене можно угадать развитие конфликта, мы всегда усилим ее эмоции творческой репетицией, раскручивая конфликт.

В технической репетиции вы используете консервированные продукты: вынимаете из банок что-то сваренное год назад и быстро смешиваете. Текст давно написан, свет горит, осталось накрошить актеров короткими монтажными кусочками, и блюдо готово.

В творческой репетиции вы получаете что-то живое: продукт с витаминами, который рожден и вырос здесь и сейчас. Совсем другая питательность у этой еды. Актер из человекообразного механизма, произносящего текст, становится живым, думающим существом-характером.

Это общие слова. Надо понять, какой конкретный продукт производит репетиция. Почему без нее хуже. а с ней лучше.

Репетиция производит дополнительную энергию, самую тонкую и высокоорганизованную энергию живой сиюминутной реакции, живого обнаженного нерва. А это то, что необходимо любому фильму. Репетиция может превратить стереотипную клишированную ситуацию в живую жизнь с непредсказуемым развитием. Грубые конструктивные моменты записаны в сценарии. Но сценарий не может закрепить все то, что родится через год-два, здесь и сейчас от контакта уникальных актеров. Всем догадкам, которые прячутся в сценарии, мы находим на репетиции конкретные решения, все намеки развиваем. Путь лежит через энергию внутреннего жеста. Его рождает репетиция.

ВНУТРЕННИЙ ЖЕСТ

Метод работы с внутренним жестом предложил Станиславский. Он говорил: находите действия, из которых зритель догадается о ваших чуветвах. Заряжайте себя внутренними действиями. Действия «сами вызовут нужные эмоции».

Как-то юная студентка застенчиво спросила у Станиславского о том, что, естественно, больше всего интересует молодых людей:

– Константин Сергеевич, как вашим методом сыграть любовь?

– Внутренним жестом. Вы смотрите на объект вашей любви. Но в своем воображении вы делаете следующий шаг: приблизились к нему. Взяли за руку. обняли. поцеловали. И эти внутренние жесты наполняют вас энергией любви. Вы действительно приблизились к нему, танцуете с ним. Но в своем воображении вы двигаетесь дальше, делаете следующий шаг. Вы обнимаете его. целуете. Он овладевает вами. И вы на небе. Все это цепочка внутренних жестов. Они наполняют вас энергией. Эта энергия работает наиболее эффективно, если в своем воображении вы каждый раз играете следующий шаг действия.

Этот совет гениален в своей простоте. Девушка получила ответ на вопрос, как ей играть все любовные сцены во всех спектаклях всей своей карьеры.

На самом деле этот совет еще универсальнее. Используя внутренний жест, вы можете насытить дополнительной энергией любую драматическую ситуацию любой роли. Но этот продукт не консервируется в сценарии. Он требует немедленного приготовления на вашем личном огне репетиции, здесь и сейчас.

Действительная проблема внутреннего жеста именно в его доступности. В том, что вы можете предложить любой. Какой будет самым лучшим? На это есть ответ. Тот, который дает вам максимальную внутреннюю энергию для конкретного действия в сцене. Вы репетируете и находите лучший внутренний жест, исходя из 2-х задач:

1. Актер использует внутренний жест, чтобы бороться со своим сиюминутным состоянием, бороться с микроклиматом, в который он погружен.

2. Внутренний жест ведет вас к непосредственному следующему шагу. Он готовит ваш следующий шаг.

Эти две задачи действуют одновременно и сообща. Вы спите и просыпаетесь. Сон зовет вас – подремли еще немного. Жизнь требует -вставай на работу. Ваша игра – борьба с состоянием, которое вас пол

ностью охватило. Ваш внутренний жест – «надо идти под душ», т.е. сделать следующий шаг. Не хочется, а надо. Так сладко еще хоть бы миг понежиться в постели. Но будильник трезвонит. Надо, надо, надо. Это конфликтная сцена борьбы. Вы вырываетесь из микроклимата, который вас охватывает.

Вы завтракаете. Ваше состояние: какой вкусный кофе. какая свежая

булочка! Ее бы смаковать и облизываться. Но в голове внутренний жест следующего шага: этот жест задает темп сцене, ее энергию. «Надо бежать к автобусу». Вы боретесь с состоянием утреннего кайфа, обжигаясь, торопливо глотаете кофе. И планируете следующее действие: это конфликтная сцена. Есть что играть.

Вы уже почти на работе. Лифт поднимает вас к бюро. Надо успокоить дыхание и срочно привести себя в порядок. Что вы скажете начальнику? Опять тетя заболела? Вы не должны выглядеть, как будто бежали опрометью. Вы боретесь со своим состоянием и репетируете следующий шаг.

Внутренний жест рождает любую энергию – позитивную и негативную. Энергию плюс и энергию минус.

Читать еще:  Животные и дикая природа. Charity Dakin

В детстве я не мог уснуть. Бабушка сказала:

– Лежи и считай овечек. Одна овечка идет. другая овечка идет, третья овечка. Овечки заполнили мою смятенную голову и вытолкнули вон весь хаос прожитого дня.

Внутренний жест помог мне бороться с состоянием гиперактивности. Я репетировал следующий шаг и заснул.

Так мы живем каждый день с утра до ночи. Всю свою жизнь.

Надо работать? Мы боремся с состоянием лени и планируем следующий шаг. Надо хорошо выглядеть? Мы боремся со своими проблемами. заталкиваем их куда поглубже и надеваем улыбку на лицо: «У меня все о’кей!»

Структура выразительной актерской игры – это не индийский фокус, а простая, знакомая всем жизненная проблема:надо бороться с обстоятельствами и планировать следующий шаг. Драма комментирует жизнь. Естественно, в творчестве ваша фантазия расцвечивает каждый жест яркими выдумками.

Работа с внутренним жестом быстрая и дешевая. Вы можете сказать актрисе: »Ты раздавлена, по тебе марширует полк солдат». И этот полк не будет стоить продюсеру ни копейки.

Вы говорите актеру: «Люби ее в воображении, как персонаж порно-комиксов». И ни одна актриса не подаст на вас в суд за сексуальные домогательства.

Лапуля/Cute

Для тех, кому нужна визуализация происходящего:
Со Мунджо (во снах Чжону): https://vk.com/photo143427616_457240538
Кан Мунсо: https://vk.com/photo143427616_457240544

Юн Чжону: https://vk.com/photo143427616_457240540

Мин Джин: https://vk.com/photo143427616_457240539

Со Джун Хва: https://vk.com/photo143427616_457240550

Дорама вызвала бурю эмоций, которую невозможно было проигнорировать. Я настаиваю на втором сезоне, ибо она просто занебесно шикарна! Поэтому будем скрашивать это время только так)
Хочу немного «разнообразить» сюжет своим вариантом продолжения этой дорамы. Надеюсь, данная писанина придется по вкусу не только мне.

What is hell

Ruelle — Game of Survival

Вставай, принцесса. Я внезапно открыл глаза от знакомого шепота в ухо. За окном глубокая ночь, жалюзи плотно закрыты. В палате абсолютная тишина, одинокая лампа тускло освещала небольшое помещение белым светом. Все-таки работает. Встаю с постели, кафель обжёг холодом босые ступни, по спине прошлась толпа мурашек. На руке отсутствует браслет. Ну да. Я же его отдал Джун Хве в участок. Я подошел к входной двери и приоткрыл её, выходя в коридор. Больница полностью пуста: ни пациентов, ни персонала. Только приглушенный свет и гудящий звук ламп. Что за чертовщина. Куда все подевались. — . Есть кто? Мой голос эхом отразился от пустых стен и растворился вдали. Силуэт прошел позади меня в коридоре. Я обернулся. Никого. — Кто здесь? Я сглотнул. Опять тень. Только теперь я успел уловить ее в боковом коридоре. — Стой! Я кинулся за ней, но выбежал в один из многочисленных пустых коридоров, похожих один на другой. Сколько бы я не пробовал открыть двери палат, они были заперты. Все. Тут в мое поле зрения попался кабинет с номером 303. Номером моей комнаты в общежитии. Меня передернуло. В двери этого кабинета оказалось маленькое прямоугольное окошко. Я заглянул в него. В комнате спиной к двери стоял высокий человек в белом халате у рабочего стола. Со спины могло показаться, что это Мунсо. Меня охватило секундное облегчение — хоть одна живая душа в этом злосчастном месте. Он что-то делал, по резким движениям рук не особо было понятно и не слышно из-за звукоизоляции, кабинет почти не освещался. Я повернул ручку — дверь не поддавалась. — Эй, откройте! — я крикнул и снова сделал попытки открыть запертую на замок дверь. Я дергал ручку до тех пор, пока человек в комнате медленно не посмотрел через плечо. Моё лицо выпрямилось от ужаса. Со Мунджо. Его улыбка превратилась в хищный оскал. Позади него, на столе, лежало мертвое тело доктора, голова которого была раздроблена в кашу, бурая кровь растекалась по лицу, стеклянные закатившиеся глаза смотрели на меня и молили о пощаде. Рвотный ком подкатил к горлу. Мунджо, не отрывая взгляда от двери, быстро снял черные блестящие от крови резиновые перчатки, откинув их, взял что-то в руку и пошёл на меня. Меня парализовало. Его лицо и одежда были в свежих брызгах крови, в руке зажата монтировка. Из моей груди вырвалось что-то похожее на сдавленный вскрик. Я отпрянул от двери, как только увидел в запотевшем окошке его безумную улыбку. Нас разделяла только эта дверь. И она пока заперта. Ноги сами собой подкосились от рычания за дверью в безуспешной попытке открыть её. Спотыкаясь, я что есть мочи понесся прочь по коридору. Дверь за моей спиной начала ходить ходуном, ручка крутилась из стороны в сторону, как бешеная, сильные толчки плечом грозили выбить дверь из петель. Затем всё резко стихло. Я остановился. Звук похожий на скрежет дерева донесся до ушей. В ход пошла монтировка. Она медленно просунулась в проем и начала гнуть дверь. Мунджо с громким треском снес ее с петель. Внутри все похолодело. Мужчина, пошатываясь, медленно вышел в коридор. Черная челка, почти скрывая глаза, прилипла ко лбу от пота и крови. Он утёр грязным рукавом щеку и поднял на меня взгляд. Нас разделяли жалкие сто метров. — Мы еще не поговорили по душам, а ты уже уходишь. Даже на таком расстоянии я чувствовал тошнотворный запах крови. Мунджо был полностью пропитан им. Кровь капала на белый кафель с монтировки в его руке. Единственная мысль промелькнула в моей голове: Беги. Я, не оглядываясь, рванулся с места: — Помогите. Кто-нибудь, на помощь. Свет лампы над головой Мунджо начал рябить с такой силой, что лампа лопнула, и вместо ослепительно белого света его силуэт залил красный. — Какой невоспитанный мальчик

— Мунджо против воли улыбнулся. — Юн Чжонуу

— пропел псих. — Ты куда? Он широким шагом двинулся следом, а за ним оставалась тьма. Лампы гасли одна за другой, а на их месте вспыхивал красный. (Ruelle — Fire Meets Fate) Я кидался к первым попавшимся дверям, дергая их, моля о помощи, но они были заперты. Кого я звал? Кого просил помочь? Никого не было. Никто не сможет меня спасти. — Надеешься сбежать? Зря стараешься, пупсик

Ноги, как и легкие, горели от бега. Я не хотел оглядываться, но затылком чувствовал, что расстояние не уменьшается, сколько бы я не ускорялся. Свет оставался лишь впереди. Позади теперь только тьма. Каждая лампа с новой секундой гасла, теряя свой свет, наливалась алым, будто кровью. Голос осип от бесполезных криков о помощи. Я с ужасом понял, что сил оставалось все меньше. Ноги становились ватными, как будто налитые свинцом. Я завернул за угол какого-то коридора, чтобы отдышаться. — Нам нужно поговорить, только и всего, Чжону

Его голос гулко отдавался от больничных стен. Он медленно шагал вперед, противный лязгающий звук монтировки по стене резал уши. — Если ты так и будешь бегать, моему терпению придет конец. Выходи, трусишка

Я зажал рот и нос рукой. Сердце колотилось у горла. Шаги. Уверенные и быстрые. Я вжался в стенку, зажмуривая глаза от подступающего страха. Внезапно стало тихо. Шаги прекратились. Я удивленно приоткрыл глаза, опустил руку, все еще приходя в себя, медленно, не торопясь, заглянул за угол. Светлый коридор пуст. Где он? Я едва слышно выдохнул, хотел откинуться к стенке, как в нос ударил резкий запах крови. Я замер. Над моей головой лампа начала рябить. Свет в ней мерк, проявлялся в красный. Не поворачивайся. — Отдохнул?

Он улыбнулся на мой вскрик и ударил монтировкой живот. Я громко охнул, согнувшись от боли. Мунджо крепко схватил меня за волосы, несколько раз приложил головой об стену и кинул на кафель. Я пытался вдохнуть, но слышал только звон в голове и чувствовал болезненные спазмы, которые отдавались в мозг. Мунджо медленно подошел ко мне и, присев на корточки, сдул прядь со лба, которая мешалась. — Почему нельзя просто поговорить. — Сво..лочь. — прохрипел я, корчась от невыносимой боли. Усмехнувшись, он встал и, замахнувшись, еще несколько раз прошёлся монтировкой по моей спине и ногам: — Зачем ты.. — (удар/вскрик) — ..отдал ей.. — (удар/вскрик) — ..мой браслет?! — (еще удар) — Отвечай!! Искры вспыхивали перед глазами, каждое ребро чувствовало сильные удары монтировки. Я кричал, захлёбываясь от слёз, и пытался отползти. В ушах стоял гул, кровь стучала в висках. Я тяжело хрипел, вязкая струйка потекла из уголка рта, я кашлянул на кафель, залитый красным светом. Мунджо впервые сорвался на крик. Потом, как будто, осознав это, пришел в себя, зачесал мокрую челку назад, медленно выдыхая: — Вот же. Он снова присел рядом, оценивая моё состояние. — Жить будешь. Чжону, слышишь меня? Я медленно кивнул, из груди раздались противные булькающие звуки, и я еще раз скашлянул кровью. Слюна стекала вместе с ней до пола. Я задышал тяжелыми хрипами. Он аккуратно потрепал меня по голове: — Прости, лапуль

Читать еще:  Ирландский художник. Colin Watson

Его взгляд, такой дикий. а сейчас. смягчился, стал непривычным даже для него самого. Я дрожал от страха и холода и не понимал ровным счетом ни.хе.ра. Красный свет, что заливал весь коридор, зарябил, обращаясь в больничный — ослепительно белый. Как это работает? — Ты видел, да? -..ч-что? — выдавил я единственный вопрос, говорить практически не получалось, рот тут же наполнялся кровью. — Его взгляд, полный отчаяния и искренней мольбы. Он застыл в немом крике чуть раньше, чем ты пришел. Жаль. — взгляд Мунджо стал опечаленным. — Пропустил самое интересное. Я. слегка увлекся. — уголки его губ дрогнули в улыбке. — ..что ты..несешь? — Ты хотел убить его. Он снова смотрел на меня не отрываясь, как завороженный. Его зрачки были широкие, фокусировали мельчайшие детали: -. Он так смотрел на тебя. Называл психом. Желваки заходили на его скулах, при этом он продолжал смотреть на меня. О чем он думал? — Он так кричал. — Мунджо блаженно прикрыл глаза. — Молил меня прекратить, я душил его, представляя, как тебе станет легко, когда его не станет. — Ублюдок! ..Зачем. убивать. Мунджо открыл глаза. — А зачем терпеть? — он искренне удивился. — Разве это не самый простой способ избавиться от проблем. — Ты.. Псих. Ты ненормальный! Больной на голову. Я закашлялся, новая порция крови вытекла на кафель. Мунджо следил за мной и слегка наклонил голову: — Если так, не думаешь, что у нас много общего, а Чжону? — Ты невозможен!! Ты — не я. — Зато я — это ты. Безобидная улыбка превратилась в ухмылку. — ..Что? — Твоя ненависть породила желание. Я исполню его. любой твой каприз. Я смотрел на его преданную улыбку, и холодная, липкая, удушающая тьма окутывала меня. Бесстрастный взгляд приобрел смысл. У него появилась цель. Которая никогда не умрёт. или умрёт только вместе со мной.

Что движет мной? Твой страх. Твое выражение лица, исказившееся от отчаяния и слёз. Ты глотаешь их, они горькие и солёные, их так много, что ты захлёбываешься в кашле. Тебе страшно от одной мысли, что это я. В твоей голове. Твой взгляд потерян, в нем читается полная безысходность. Я хочу видеть, как ты борешься. Борешься со мной. С желанием выжить любой ценой. Я научу тебя ценить жизнь такой, какая она есть. Потому что ад — это другие. Жизнь, она одна. И ей нужно уметь управлять. Иначе это сделает кто-то другой.

9 кругов ада по Данте. Инфографика

Данте — итальянский поэт, один из основоположников литературного итальянского языка. В своём творчестве поэт неоднократно затрагивал вопросы морали и веры в Бога.

АиФ.ru вспоминает одно из известнейших произведений Данте Алигьери — «Божественную комедию», в которой речь идёт о бренной сущности человека, а также о загробном мире. Данте тонко и искусно описывает ад, куда попадают навеки осуждённые грешники, чистилище, где искупают свои грехи, и рай — обитель блаженных.

9 кругов ада в «Божественной комедии»

По мнению Данте Алигьери, перед самым входом в ад можно встретить людей, которые провели скучную жизнь — не делали они ни зла, ни добра.

1 круг

Первый круг ада называется Лимб. Стражем его является Харон, который перевозит души усопших через реку Стикс. В первом круге ада мучения испытывают младенцы, которых не крестили, и добродетельные нехристиане. Они обречены на вечное страдание безмолвной скорбью.

2 круг

Второй круг ада охраняет Минос — несговорчивый судья проклятых. Страстных любовников и прелюбодеев в этом круге ада наказывают кручением и истязанием бурей.

3 круг

Цербер — страж третьего круга, в котором обитают чревоугодники, обжоры и гурманы. Все они наказаны гниением и разложением под палящим солнцем и проливным дождём.

4 круг

Плутос властвует в четвёртом круге, куда попадают скупцы, жадины и расточительные личности, неспособные совершать разумные траты. Наказание им — вечный спор при столкновении друг с другом.

5 круг

Пятый круг представляет мрачное и угрюмое место, охраняемое сыном бога войны Ареса — Флегием. Чтобы попасть на пятый круг ада, нужно быть очень гневным, ленивым или унылым. Тогда наказанием будет вечная драка на болоте Стикс.

6 круг

Шестой круг — это Стены города Дита, охраняемого фуриями — сварливыми, жестокими и очень злыми женщинами. Глумятся они над еретиками и лжеучителями, наказание которым — вечное существование в виде призраков в раскалённых могилах.

7 круг

Седьмой круг ада, охраняемый Минотавром, — для тех, кто совершил насилие.

Круг разделён на три пояса:

  • Первый пояс носит название Флагетон. В него попадают совершившие насилие над своим ближним, над его материальными ценностями и достоянием. Это тираны, разбойники и грабители. Все они кипят во рву из раскалённой крови, а в тех, кто выныривает, стреляют кентавры.
  • Второй пояс — Лес самоубийц. В нём находятся самоубийцы, а также те, кто бессмысленно растрачивал своё состояние, — азартные игроки и моты. Транжир истязают гончие псы, а несчастных самоубийц рвут на клочки Гарпии.
  • Третий пояс — Горючие пески. Здесь пребывают богохульники, совершившие насилие над божествами, и содомиты. Наказанием служит пребывание в абсолютно бесплодной пустыне, небо которой капает на головы несчастных огненным дождём.

8 круг

Восьмой круг ада состоит из десяти рвов. Сам круг носит название Злые щели, или Злопазухи.

Стражем является Герион — великан с шестью руками, шестью ногами и крыльями. В Злых щелях несут свою нелёгкую судьбу обманщики.

  • Первый ров наполнен обольстителями и сводниками. Все они идут двумя колоннами навстречу друг другу, при этом их постоянно истязают бесы-погонщики.
  • Во втором томятся льстецы. Их наказанием являются зловонные испражнения, в которых любители лести погрязли навеки.
  • Третий ров занят высокопоставленными духовными лицами, которые торговали должностями церкви. Наказанием для них служит заточение туловища в скалу, головою вниз, по ступням струится раскалённая лава.

9 круг

Девятый круг ада — это Ледяное озеро Коцит. Этот круг охраняют суровые стражи-гиганты по имени Эфиальт, сын Геи и Посейдона — Антей, полубык, полузмея — Бриарей и Люцифер — стражник дороги к чистилищу. Этот круг имеет четыре пояса — Пояс Каина, Пояс Антенора, Пояс Толомея, Пояс Джудекка.

В этом круге томятся Иуда, Брут и Кассий. Кроме них, также попасть в этот круг обречены предатели — родины, родных людей, близких, друзей. Все они вмёрзли в лёд по шею и испытывают вечные муки холодом.

Харон — в греческой мифологии перевозчик душ умерших через реку Стикс (Ахерон). Сын Эреба и Нюкты.

Минос — у Данте демон со змеиным хвостом, обвивающим новоприбывшую душу и указывающим круг ада, в который предстоит душе спуститься.

Цербер — в греческой мифологии порождение Тифона и Ехидны, трёхголовый пёс, у которого из пастей течёт ядовитая смесь. Охраняет выход из царства мёртвых Аида, не позволяя умершим возвращаться в мир живых. Существо было побеждено Гераклом в одном из его подвигов.

Плутос — звероподобный демон, охраняющий доступ в четвёртый круг Ада, где казнятся скупцы и расточители.

Флегий — в древнегреческой мифологии сын Ареса — бога войны — и Хрисы. Флегий сжёг храм бога Аполлона и в наказание за это был умерщвлён его стрелами. В подземном царстве был осуждён на вечную казнь — сидеть под скалой, готовой каждую минуту обрушиться.

Дит — город Аида, бога подземного царства.

Минотавр — чудовище с телом человека и головой быка, происшедшее от неестественной любви Пасифаи, жены царя Миноса, к посланному Посейдоном.

Герион — в древнегреческой мифологии великан с острова Эрифия, у которого было шесть рук, шесть ног и крылья, а тело состояло из трёх человеческих тел. Держал три копья в трёх правых руках и три щита в трёх левых, на головах три шлема.

Эфиальт — сын Посейдона и Ифимедеи, имел нечеловеческую силу и буйный нрав.

Гея — древнегреческая богиня земли, мать всего, что живёт и растёт на ней, а также мать Неба, Моря, титанов и гигантов.

Посейдон — в древнегреческой мифологии бог морей, один из трёх главных богов-олимпийцев вместе с Зевсом и Аидом.

Бриарей — в греческой мифологии сын бога неба Урана и богини земли Геи. Чудовищное существо с 50 головами и сотней рук.

Люцифер — падший ангел, отождествляемый с Дьяволом.

Брут Марк Юний — в Древнем Риме возглавил (вместе с Кассием) заговор в 44 г. до н. э. против Юлия Цезаря. По преданию, одним из первых нанёс ему удар кинжалом.

Кассий Гай Лонгин — убийца Юлия Цезаря, организовал покушение на его жизнь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector