Жизнь города и его жителей. Angelika Toth

Жизнь города и его жителей. Angelika Toth

Лика (Анжелика) Лужанская (Пацанки 5): биография, личная жизнь, фото

Нравится человек 16

г. Нижний Новгород

Анжелика Лужанская – участница пятого сезона российского телепроекта «Пацанки», вышедшего на канале «Пятница» осенью 2020 года. Девушка с андрогинной внешностью пришла на программу, чтобы справиться со своими негативными эмоциями, детскими травмами и стать настоящей леди.

Семья и детские годы

Анжелика, Лика, как она себя называет, появилась на свет в 1997 году в Нижнем Новгороде. Точная дата рождения девушки неизвестна, Лужанская в социальных сетях ее не указывает. Девочка росла в многодетной семье, у нее было еще шестеро братьев и сестер. Однако в какой-то момент счастливая семья рухнула как карточный домик. Когда Анжелике было всего девять лет, ее любимая мама умерла, и дальше жизнь девочки стала практически невыносимой. Вскоре вследствие наркотической и алкогольной зависимости умер ее отец. Одну из сестер Лужанской, младшую, изнасиловали. Та долго пролежала в снегу и через пару дней скончалась в больнице. Не выдержав этой трагедии, брат Лики покончил с собой. Еще один также погиб.

Самым сложным испытанием для Лики на проекте был «Куб», где люди в масках ее оскорбляли и комментировали внешность

По словам Анжелики, она боялась по утрам открывать глаза, чтобы не узнать очередную трагическую новость. Девушка начала пить, тусоваться, драться, агрессивно общалась со своими близкими людьми. Лужанская перебралась в Уфу, долгое время практически не имела места, где бы она могла жить или спокойно переночевать. Там ей помогли добрые люди, которых она теперь считает также своей семьей.

Участие в «Пацанках»

В 2018 году девушка узнала о «Пацанках» и решила, что именно этот проект поможет ей выбраться из непростой жизни, разрешить, наконец, проблемы и преодолеть детские травмы. Как она пишет в Инстаграме, «это был шанс на миллион», и отпускать его Анжелика не собиралась.

На проекте она познакомилась такими же девушками с непростыми судьбами, с одной из них, Бэллой Кузнецовой, они подружились.

Анжелика говорит, что до того, как она попала на шоу, каждый день буквально выживала

На проекте одним из испытаний была тюрьма. Девушек поместили в камеру с преступницами, где они должны были попытаться наладить отношения или прислуживать. После этого Анжелика в Инстаграме написала о том, что она приложит все усилия, чтобы никогда не оказаться вновь в тюрьме, уже настоящей.

Популярность у зрителей

Анжелика достаточно тихая, всегда старается всех помирить, никого специально не провоцирует. Но когда напивается, становится более агрессивной и не может себя контролировать. Так, на одном из выгонов шоу девушка была абсолютно пьяна, не могла связать двух слов и, несмотря на все ее старания в предыдущие дни, оказалась кандидаткой на уход из проекта.

Зрители видели в ней ранимую и беззащитную девушку, поэтому Лика была одна из самых любимых участниц у аудитории проекта. К тому же, несмотря на маскулинную внешность, она симпатичная и очень добрая.

Интересные факты и личная жизнь

Свои отношения и подробности личной жизни Лужанская старается не показывать. Неизвестно, есть ли у нее молодой человек. На фотографиях в социальных сетях Лика или одна, или в компании друзей, подруг.

Алкоголь мешает Анжелике спокойно взаимодействовать с людьми, из-за этого часто случаются конфликты

Оказывается, девушка отлично рисует и делится своим творчеством с поклонниками в Инстаграме. «Пацанка» также умеет играть на пианино.

Анжелика очень доброжелательная, она всегда готова прийти на помощь, но это казалось другим участницам шоу весьма подозрительным.

Лужанская – девушка с непростой судьбой, которая на проекте «Пацанки» находила в себе силы преодолеть трудности и справиться с негативными эмоциями и травмирующим опытом.

Анжелика Лужанская

В 5-м сезоне реалити-шоу «Пацанки», где главные героини пытались обуздать внутренних демонов и встать на путь исправления в «Школе леди», участвовали 15 девушек. Две из них, Вероника Жукова и Анжелика Лужанская, оказались землячками и, миновав кастинг, приехали на проект из столицы Башкортостана. Несмотря на то, что прошлое последней было куда тяжелее, чем у многих присутствующих, вела себя она достойно — ругательства не выкрикивала и в драки не ввязывалась, а наоборот, разнимала сцепившихся.

Детство и юность

Анжелика, которой на время выхода премьерной серии «Пацанок-5» было 23 года, появилась на свет в Нижнем Новгороде в многодетной семье. Любимая мать родила семерых наследников и поставила их на ноги, окружив максимальной заботой и вниманием. Дочь считает ее настоящей героиней и достойным примером для подражания.

К сожалению, самого дорогого человека не стало, когда подростку исполнилось всего 9 лет. Затем умер и отец, страдавший от наркотической зависимости, и случилась трагедия с младшей сестрой — ее изнасиловали и закопали в снег. Девочка пролежала так до утра и выжила, но через пару дней скончалась в реанимации. Брат не вытерпел происходящего и совершил самоубийство.

После всего пережитого Лика не смогла оставаться на родине и уехала оттуда. Пройдя период скитаний и бомжевания, она, наконец, добралась до Уфы. В башкирской столице сирота посещает старейшую сохранившуюся церковь города. В храме Покрова Пресвятой Богородицы прихожанка молится за усопших близких, пишет записки о поминовении Элины, Яна, Оксаны и других и неизменно подает милостыню просящим.

Здесь девушка встретила и родных не по крови людей — подругу Катю с матерью Любовью Алексеевной, приютивших у себя. С ними участница реалити-шоу на телеканале «Пятница!» чувствует защиту, испытывая чрезмерную благодарность и стараясь встать на путь исправления.

Главная проблема и единственный минус Лужанской — чрезмерное употребление алкоголя, что приводит к скандалам во вновь обретенной семье. Bad girl любит жестко отдыхать — курить, пить (танцевать трезвой просто не получается) и, как следствие, драться и разносить ночные заведения.

Личная жизнь

Личную жизнь одна из самых адекватных участниц нового сезона «Пацанок» предпочитает скрывать от посторонних глаз. В ее «Инстаграме» не нашлось фотографий, проливших свет на столь интимный раздел биографии. Но в кадры традиционной визитки попали и друзья, с которыми она проводит ночи напролет.

Страницу в социальной сети Лика старается наполнять мотивирующими фразами: «Никогда не сдавайся! Если тебе тяжело, значит, ты на верном пути! Успех неизбежен!», «Убей свою лень!» и «Все, что ни делается, все к лучшему. Следовательно — лучшее неизбежно!». Там же имеются и советы, как полюбить себя.

У Анжелики есть отдельная страница и в популярном сейчас сервисе «Тик-Ток», благодаря чему выяснилось, что она занимается музыкой и неплохо играет на фортепиано. Также стало известно, что «пацанка» весной 2020-го зарегистрировалась на бирже фриланса Weblancer.

Шоу «Пацанки»

Почти все участницы проекта показали, кто на что горазд, уже с первого появления на Рижском вокзале. Анастасия Петрова, например, продемонстрировала «коллегам» свой твердый кулак, превратив их в спарринг-партнеров (от спортсменки получили и Виктория Лазутина, и Ася Митронина, и Тина Франк).

Последних пришлось приводить в чувство и утешать на редкость спокойной Лужанской, кажется, единственной, кому не досталось от Петровой. Анжелика нашла добрые слова и для бойца смешанных единоборств, которые та посчитала за подхалимство.

Многие «пацанки» возмутились тем, что их не сразу повезли в «Школу леди», а на бал, по дороге подвергнув кардинальному преображению, и вели себя вызывающе. Лика и здесь проявила удивительную адекватность — без лишних слов заняла место перед зеркалом, отдав себя в руки визажистов и стилистов и переодевшись в пышное платье с корсетом.

Читать еще:  Иранский художник. Javad Azarmehr

Анжелика Лужанская в реалити-шоу «Пацанки»

На светском мероприятии уфимка, как и на месте сбора, не ограничивалась в хмельных напитках, с радостью добавив к выпитому пиву и шампанское, но лицом в грязь не ударила, по полу не ползала и никого не трогала.

Обязательный тест на алкоголь, проведенный педагогическим составом, буйная компания с треском провалила. Ни у кого не было допустимых 0,16 промилле, поэтому Лаура Лукина, Мария Третьякова и Мари Буше отправили будущих учениц на ночевку в вытрезвитель.

В медицинском учреждении уроженка Нижнего Новгорода не буянила, как, например, Костья Купер, бросавшаяся на окружающих и попавшая из-за этого в изолированную палату. Наутро, предварительно вновь «подышав в трубочку», героини добрались до учебного заведения.

Анжелика Лужанская сейчас

Анжелика была уверена, что ее без лишних вопросов зачислят в «Школу леди», ведь на фоне остальных она действительно выглядела достойно. Но, представ перед лицом преподавателей на традиционном вручении серебряных брошей, Лужанскую застала врасплох Мари Буше. Оказалось, что всем известно, что та ночью курила в окно, что по правилам проекта запрещено.

Уфимка расплакалась и попросила дать ей шанс, продемонстрировав готовность меняться и работать над собой:

«Я очень зависима от курения, честно, и понимаю, что мне нужно бросать. Дайте, пожалуйста, еще один шанс. Я очень долго к этому шла, чтобы доказать своим близким, которые очень долго помогали мне своей любовью и заботой. Я не хочу их подвести».

Сказанное повлияло на строгих педагогов, вручивших в итоге подопечной заветный аксессуар из благородного металла.

Авторизация

  1. Главная
  2. Книги
  3. Голон Анна
  4. Анжелика в Квебеке
  5. Страница 7

Она взглянула на Виль д’Аврэя и сказала ему:

— Нужно, чтобы мы добрались до господина Фронтенака.

В этот момент толпа расступилась и пропустила человека, приближавшегося к ней быстрыми шагами.

Он также нес свою шпагу обнаженной, как бы готовый, если нужно, пустить ее в ход. В черных сапогах и черной шляпе, он носил под камзолом короткую сутану, также черного цвета, в центре которой был вышит большой серебряный крест.

Она узнала кавалера Клода де Ломени-Шамбора, одетого в парадную форму Мальтийского ордена.

Лицо его выражало беспокойство.

— Мы были так встревожены, — воскликнул он. — Слава Богу, вы живы и здоровы. Какое невероятное приключение! Мы пытались угадать, где вы могли причалить… И вот находим вас здесь…

Он улыбнулся. Анжелика была рада снова увидеться с ним, его присутствие ее успокаивало и обнадеживало. Мальтийский рыцарь имел большое влияниечм население Квебека.

— Кто стрелял? — спросил Виль д’Аврэй.

— Мы до сих пор не знаем… К счастью, господин де Фронтенак действовал быстро и энергично. Он был вне себя от ярости, узнав, что нарушили его приказ. Он сам поднялся на самый верх, откуда стреляли, чтобы лично вмешаться, если это понадобится… Но, оказалось, все вновь шло до порядку, как будто ничего не произошло. Пойдемте, я провожу вас к Королевской площади, вас там ждут. Я беру вас под свою защиту.

Вдруг его глаза расширились от восхищения. Он только что заметил ее наряд.

— Боже! Мадам! Как вы прекрасны! — Анжелика весело рассмеялась. Ему доводилось видеть ее в форте Вапассу либо всю укутанную в меха, либо в грубой льняной одежде и в сапогах. Ей доставляло удовольствие то, что сейчас он видит ее в более выгодном свете.

— Я хотела оказать честь Квебеку, — сказала она. — Это такой счастливый день для меня.

Ей много раз говорили, что целомудренный рыцарь пылко в нее влюблен, и она не могла не позволить себе внести некоторую долю кокетства в их отношения.

Одно было несомненно, то, что он был ей предан до такой степени, что некоторые думали, что он околдован или потерял рассудок.

— А я? — вмешался Виль д’Аврэй.

Он нахмурился, услышав, как граф де Ломени объявил:

«Я вас беру под свою защиту!»

— Как! Нас обстреляли. Мы потеряли свой эскорт. Мы пристаем в тенистой бухте нижних кварталов без всякой охраны, и никто не спешит к нам на помощь. Мы сражаемся со всяким сбродом, чтобы с великим трудом пробиться к вам. Я защищаю госпожу де Пейрак, рискуя жизнью. Благодаря мне господин де Фронтенак избегает серьезного дипломатического скандала, и, кто знает, может быть, даже войны? И что же? Это не я, а вы будете иметь честь представить госпожу де Пейрак губернатору? Не думаете ли вы, господин де Ломени, что вы хотите занять то место, которое по праву принадлежит мне?

— Успокойтесь, маркиз, — сказал удивленный рыцарь. — И примите мои искренние извинения. Я не ожидал увидеть вас здесь.

— Ну, это уже слишком!

— Однако я сказал вам несколько слов, и вы мне ответили! Но, конечно, вы ничего не замечали вокруг, вы были ослеплены! ЕЮ, конечно. Заметьте, что я понимаю ваше состояние и даже могу вас простить, но… я не уступлю вам свое место.

— Ну что ж! Тогда я уступлю вам свое, — смеясь, согласился граф де Ломени-Шамбор. Однако он не выпустил руку Анжелики. Он лишь встал по левую сторону от нее, тогда как маркиз встал справа.

Именно так они и вошли на Королевскую площадь, которая была одновременно и рынком для Нижнего города. Площадь была полна народу. При ее появлении все стихло, затем раздались возгласы приветствия и овации. Отсутствие господина Фронтенака нарушало ход церемонии.

Знатные господа, собравшиеся в глубине площади возле возвышения, одетые в парадные туалеты, окружили Анжелику, заботливо предлагая ей присесть утолить жажду, делали ей всевозможные комплименты, выражали свое восхищение.

На возвышении стояли столы, покрытые белыми скатертями и уставленные множеством кубков и бокалов, сверкавших на зимнем солнце.

Достаточно было одной-единственной детали, чтобы напомнить Анжелике, что она находится в Новой Франции, а не в Новой Англии Королевская площадь служила одновременно и рыночной площадью для жителей Нижнего города, а возвышение в центре было не чем иным, как местом, где совершались казни и экзекуции, правда, достаточно редко. Сейчас эшафот был закрыт красивыми коврами, а цепи позорного столба и скамья подсудимых убраны.

Четыре бочонка с вином и впечатляющее количество фляжек с ромом с Антильских островов были выставлены для угощения.

— Господин де Пейрак преподнес нам в подарок это превосходное вино, — объяснила Анжелике очень любезная и оживленная дама. — Он прислал его рано утром, а также этот чудесный пламенный ром и ликеры для дам.

Вот чем объяснялось такое необычное, бьющее через край веселье, царившее на площади. Анжелика подумала, уж не намеренно ли граф де Пейрак с самого раннего утра угощал жителей Квебека.

Его щедрость способствовала хорошему настроению, вот почему, видимо, так легко отнеслись к тем нескольким пушечным выстрелам с «Голдсборо».

Долговязый верзила бегом спускался к ним по дороге из Верхнего города, задыхаясь и прихрамывая. Багровое от холода и заросшее щетиной, его лицо казалось почти черным. Он внезапно остановился перед Анжеликой, как лошадь, почуявшая препятствие.

— Вы мадам де Пейрак? — спросил он, тяжело дыша. — Вам не причинили никакого вреда? Вас не ранили?

Читать еще:  Искусство дарить подарки. Обзор сайта Fifty-gifty

Узнав, что все в порядке и Анжелике был оказан достойный прием, он повернулся, чтобы отдать приказание:

— Нужно предупредить дикарей. Великий Нарангасетт собирается вести их сюда через равнину Абрахама, узнав, что стреляли в его друзей. Отправляйтесь немедленно предупредить его…

Один из гонцов, в котором Анжелика узнала Ромэна де Лобиньера, бегом отправился выполнять поручение.

Офицер, заросший черной бородой, продолжал стоять перед Анжеликой в нерешительности.

Он подобрал свой плащ, пытаясь отвесить ей галантный поклон.

— Господин де Кастель-Моржа, — представил его граф де Ломени.

— Господин де Кастель-Моржа, — вскричала Анжелика, — это вы отдали приказ стрелять по нашему флоту?

— Нет, черт побери! Даю мое честное слово! А я умею его держать.

Он облокотился о помост.

— Нет, это я заработал после зимней кампании против ирокезов.

И он также внезапно покинул ее, бросившись навстречу господину, который появился в окружении двенадцати солдат, одетых в форму пехотинцев, с мушкетами на плечах. Он принялся вполголоса давать ему какие-то объяснения Анжелика догадалась, что этот вновь прибывший и есть губернатор Фронтенак. Он сразу же ей понравился. В этом крепком пятидесятилетнем человеке было что-то простое и добродушное, что создавало ощущение, будто знаком с ним уже много лет. Когда он хмурил свои густые брови, его взгляд блестел подобно стальному клинку. Но чаще его глаза смеялись, а в складке его рта с толстыми губами было что-то доброе. Было видно, что он прежде всего военный и что весь этот элегантный костюм, надетый сегодня утром, тщательно завязанное жабо, чулки с золотыми стрелками потребовали от его слуг много ловкости и даже героизма. Его седой парик был надет слегка криво. Он слушал Кастель-Моржа внимательно, но с явным нетерпением.

— Все это по вашей вине! — бросил он военному губернатору. — Вы позволили провести себя. И из-за вашего легкомыслия я нахожусь перед лицом серьезных дипломатических осложнений. Я знаком уже очень давно с господином де Пейраком, и в течение года мы ведем переговоры, имеющие целью заключить союз между нами. И вот теперь его флот отплыл. Что он задумал? Он так просто не простит нам это оскорбление, которое едва не стоило ему его лучшего корабля. Я хочу немедленно отправить ему послание. И я поручаю это вам. Отправляйтесь немедленно, и тем хуже для вас, если они начнут стрелять.

Тем временем господину де Фронтенаку сообщили, что мадам де Пейрак находится здесь. Обернувшись и увидев ее, он вскрикнул от радости и бросился к ней с распростертыми объятиями.

Жизнь города и его жителей. Angelika Toth

Анжелика и дьяволица

ANGELIQUE ET LA DEMONE

Copyright © Anne Golon – 1972

The Russian translation is done after the original text revised by the author.

Перевод с французского Марии Брусовани (части I–II), Ольги Егоровой (части III–V)

© М. Брусовани (части I–II), перевод, 2016

© О. Егорова (части III–V), перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Голдсборо, или Начало

Корабельный котенок, невесть как и откуда появившийся здесь, стоял перед Анжеликой.

Брошенный котенок был худ и грязен, но его трогательные золотые глазки властно и в то же время доверчиво взывали о помощи.

Анжелика его не видела. Сидя у изголовья постели герцогини де Модрибур в верхних покоях форта, она предавалась печальным размышлениям.

Котенок не отрываясь смотрел на нее. Как он мог здесь оказаться? Больной, покрытый коростой, совсем крохотный, как знать, возможно выброшенный на песчаный берег рукой нетерпеливого юнги. Наверное, бедный бездомный зверек долго скитался в этом огромном мире, равнодушном к его жалкому существованию. Все представляло для него угрозу: море, песок, человеческое жилье, близость людей. Слишком тщедушный, чтобы найти пропитание и поспорить за него с другими котами и псами Голдсборо, он сумел исподволь проникнуть в форт, потом в эту тихую комнату, быть может, всего лишь в поисках места, чтобы спокойно умереть в темном уголке.

Теперь он смотрел на сидящую женщину и, казалось, размышлял, может ли в свой смертный час получить от нее помощь. Собрав последние силы, он мяукнул. Из тщедушного тельца вырвался хриплый, едва слышный звук. И все же жалобное мяуканье вывело Анжелику из задумчивости. Она подняла голову, взглянула на котенка, и ей показалось, что это полуживое существо – плод ее утомленного воображения, наподобие тех видений дьявольских животных, что посещали ее последние дни.

Он снова попытался мяукнуть, и в его золотых глазах мелькнуло что-то похожее на отчаяние. Анжелика наклонилась к нему.

– И откуда ты взялся, бедняжка? – воскликнула она, подхватив в ладони легкого как перышко зверька.

Котенок тут же вцепился мягкими коготками в бархат ее платья и принялся мурлыкать неожиданно громко для столь хилого тельца.

«Ах, раз уж ты заметила меня, – словно бы говорил он, – умоляю, не выбрасывай».

«Должно быть, он с какого-то судна, – подумала она, – господина Ваннерейка или англичан… Он умирает от голода и усталости».

Анжелика поднялась и подошла к столу. На дне чашки оставалось немного гоголь-моголя, который принесли, чтобы герцогиня могла подкрепиться. Котенок принялся лакать, однако без жадности – на это у него не хватало сил.

«Он дрожит. Ему холодно», – поняла Анжелика.

Она уселась в изножье постели, положила котенка на колени, чтобы согреть, и задумалась о своей дочери Онорине. Девчушка так любит животных – как увлеченно она выхаживала бы его.

От этих размышлений на сердце у Анжелики стало еще тяжелее. Перед ее мысленным взором возник деревянный форт Вапассу, где она оставила малышку на попечение верных слуг. Он казался ей потерянным раем. Там со своим любимым супругом Жоффреем де Пейраком она познала дни высшего блаженства.

А сегодня ей кажется, что все разбито вдребезги.

Анжелике чудилось, что и сама она превратилась в какие-то обломки, которые ей никогда уже не собрать воедино.

Что изменилось в их отношениях за эти последние страшные недели, чтобы в конце концов сделать их врагами и разлучить из-за чудовищного недоразумения? Анжелику пронзила мучительная догадка: Жоффрей ее разлюбил.

«Но все же мы вместе пережили зиму, – в отчаянии уговаривала она себя. – Зиму в Вапассу. С ее бесчисленными опасностями, которые нам пришлось преодолевать вдвоем, и мы не сдались. Был голод, но весна восторжествовала. Не знаю, вынесли ли мы эти невзгоды как супруги или как любовники, связанные общей борьбой. Но все было удивительно хорошо и душевно… Я ощущала, что мы с Жоффреем невероятно близки… хотя он всегда был несколько непредсказуем, опасен. Есть в нем что-то, чего я не понимаю…»

В тревоге она вскочила с места. Кое за что она ужасно сердилась на мужа: например, когда он бросился в погоню за Пон-Брианом, а она долго терзалась в смертельной тревоге; а еще тогда на «Голдсборо» он скрыл от нее, что ее сыновья, их сыновья, живы! И совсем недавно: эта несправедливая слежка на острове Старого Корабля! Выходит, он совсем не знает ее, сомневается в ее любви! Принимает ее за бессердечную женщину, занятую лишь удовлетворением собственных амбиций!

Читать еще:  Израильский поп-арт художник. Rina Mualem

«Однако от него исходит такое обаяние, – продолжала размышлять Анжелика, – что я не могла бы жить и дышать, не ощущая жара его любви. Он ни на кого не похож, быть может, именно его своеобразие так сильно притягивает меня. Я тоже грешна перед ним и несправедливо судила о нем».

Анжелика расхаживала по комнате взад-вперед, машинально прижимая котенка к себе, а тот, зажмурившись, покорно и доверчиво уткнулся ей в плечо. И казалось, будто жизнь возвращается к нему от тепла ее рук.

– Какой же ты счастливец, – тихонько проговорила она, – ты всего лишь беззащитная милая зверушка, которая просто хочет жить. Не бойся, я выхожу тебя.

Котенок замурлыкал громче, кончиком пальца Анжелика погладила его бедную пушистую головку. Сейчас присутствие этого нежного живого существа было ей утешением.

Возможно ли, что они с Жоффреем стали такими чужими?

«Я тоже утратила доверие к нему. Мне следовало сразу, как только я вернулась, рассказать ему о Колене. Чего я боялась? Было бы проще объяснить, как все произошло, что Колен овладел мною, когда я спала. Но, верно, совесть моя была не совсем чиста… и во мне постоянно живет этот страх потерять его… второй раз потерять его! Я отказываюсь верить в чудо…»

Анжелике удалось понять, что́ за непреодолимая тревога гложет ее, парализует волю, и осознать, что источник ее кроется не в напряжении последних дней, а гораздо глубже. Это что-то из прошлого, затаенный страх, укоренившийся в ее душе, готовый вырваться отчаянным воплем: «Итак, все кончено! Все кончено! Любовь моя! Любовь моя! Я больше никогда не увижу тебя. Они забрали его, они его увели… и я больше никогда не увижу его».

В этот момент что-то в ней взбунтовалось и отказалось от борьбы.

«В этом-то все дело, – призналась себе Анжелика. – Потому все и не ладится. Когда пришла беда, я была слишком молода. Балованное дитя, получавшее от жизни все… а потом это внезапно оборвалось».

Где то сияющее солнце, взошедшее над Тулузой в пору ее восемнадцатилетия, солнце обретенной любви, разделенной в блеске свадебных торжеств, та заря жизни, что освещала все ее существо, преподнося каждый день, каждый час как обещание? «Его хромота, его голос, взгляд, неотрывно следовавший за мной… Я уже было поверила, что жизнь прекрасна. А потом, внезапно, лютый холод, одиночество. В глубине души я так и не смирилась с этим. Мне по-прежнему страшно… и по-прежнему горько. Они заберут его, они победят его, и он отдалится от меня, ничуть не задетый моим горем. Мы вновь обрели друг друга, но вера моя – вера в него, в жизнь, в радость – лишена былой полноты».

Быть может, между ними оставалось нечто от этой разделившей их пропасти, след слишком глубоких ран. В Вапассу почти сверхчеловеческая потребность выжить и помочь близким позволила им вновь связать себя узами жизни, окрепшими, как никогда, в их согласованных действиях. Однако это страстное единодушие заглушило различия, возникшие в ходе долгой разлуки, и постоянный страх, порожденный полной неизвестностью на протяжении пятнадцати лет, страх, который сделал их уязвимыми.

Умерла автор романов об Анжелике Анн Голон

В возрасте 95 лет скончалась французская писательница Анн Голон — соавтор романов об Анжелике.

В Версале на 96-м году жизни умерла романистка Анн Голон. Об этом французской прессе сообщила ее дочь Надин Голубинофф. В последние месяцы жизни писательница боролась с осложнениями после перенесенного перитонита, однако продолжала появляться на публике и участвовать в различных мероприятиях. Анн Голон прославилась в середине прошлого века как автор историко-приключенческих романов об Анжелике.

«Анжелика и король», «Анжелика и Демон», «Неукротимая Анжелика» — в Советском Союзе женщины охотились за французскими романами о красавице-авантюристке.

Анжелика стала одним из самых популярных образов в массовой литературе второй половины XX века. Она жила целых 30 лет: с первой книги, опубликованной в 1956 году, до 13-й, вышедшей в 1985-м. На обложке романов значилось два имени: Анн и Серж Голон — псевдонимы Симоны Шанже и ее мужа, французского геолога русского происхождения Всеволода Голубинова. Однако, по словам дочери Симоны, написанием романов занималась только ее мать — муж помогал ей с поиском исторического материала, работая в библиотеке Версаля с книгами и документами XVII века.

Свою первую книгу Симона написала еще в 18 лет, накануне Второй мировой войны. Опубликовать роман, который назывался «Страна за моими глазами», получилось лишь в 1944 году — тогда же Симона начала работать журналистом. Вторая книга — «Патруль невинного святого» — принесла ей премию, которая позволила молодой писательнице отправиться путешествовать. Симона уехала во Французское Конго, где встретила своего будущего мужа. Вернувшись в Версаль, они стали заниматься литературным трудом вместе: сперва выпустили книгу о диких животных «Le Coeur des Betes Sauvages», затем задумали историко-приключенческий роман об Анжелике.

Уже первый роман о жизненных перипетиях красивой девушки получил международное признание.

Все 13 томов эпопеи Анжелики были изданы более чем на 30 языках, пять из них — экранизированы. Первый фильм по мотивам романов — «Анжелика, маркиза ангелов» — вышел в 1962 году, последний, также экранизация самого первого романа, — в 2013-м.

Советских женщин романы Анн Голон и их последующие экранизации сперва шокировали, а затем ощутимо вдохновили — серии подобных книг в ту пору были аналогом мелодраматических сериалов. Узнать себя в авантюристке из эпохи французского Просвещения советским гражданкам было не так-то просто — однако в 70-е появление фильмов с Анжеликой породили в крупных городах новое явление — поиски такого же нижнего белья, как у героини Мишель Мерсье.

Анн и Серж Голон сделали Анжелику дочерью небогатого дворянина, которая, чтобы избавить семью от бедности, выходит замуж за богатого графа Жоффрея де Пейрака.

Вскоре граф становится жертвой политических интриг Людовика XIV и оказывается в тюрьме, и Анжелике приходится в одиночку справляться с различными препятствиями, чтобы защитить себя и своих детей.

Для Анн Голон эта книжная серия с полным правом означала ее жизнь. Ее муж, с которым они придумали маркизу ангелов, скончался в 1972 году; после его смерти Анн выпустила еще четыре книги об Анжелике. А потом ее ждала долгая борьба с литературным агентом, который вдруг оказался владельцем прав на все тома, — эта борьба, которую писательница вела, живя практически в нищете, завершилась в итоге ее победой. Анн Голон выиграла суд в 2005 году и тут же начала приводить книги в порядок — при первых изданиях с мнением авторов не очень-то и считались, редакторы довольно сильно сократили текст.

Писательница в итоге перевыпустила все 13 томов в авторском варианте; обещала написать еще одну — «Анжелика и французское королевство» («Angélique et le Royaume de France»), но так и не выпустила ее. Эта книга должна была начинаться там, где закончилась 13-я — «Победа Анжелики», прощением от короля и возвращением во Францию. Но неприятности с агентом, видимо, так и не позволили Анн Голон завершить работу над этим томом. Впрочем, свое признание она получила. Не так давно, в 2010 году, Франция сделала Анн Голон офицером Ордена искусств и литературы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector